Темы дня

Трагедия в Керчи: кто в ней виноват и кому она выгодна



Военнослужащие у Политехнического колледжа в Керчи, в котором произошел взрыв



Виктор Мараховский


Спустя несколько часов после трагедии в керченском политехническом колледже картина более или менее очистилась от слухов и первоначальных версий.


На сейчас в сухом остатке (могут, конечно, появиться новые обстоятельства) следующее: убийца был, вероятно, один. Это был, вероятно, 18-летний учащийся того же техникума. И он, вероятно, решил убить сверстников и вообще всех, кто попадется под руку, по мотивам личной ненависти. Первоначальная статья «Теракт» переквалифицирована на «Убийство двоих и более человек».


Разумеется, заявления следствия убедят не всех. У нас в соцсетях и медиасфере в целом существует достаточно фактоустойчивых людей со встроенными в головы «бритвами», позволяющими отрезать от любого события все ненужное и трактовать его в ключе любимой темы и под любимым углом.


С учетом того что трагедия произошла в Крыму, кто-то уже зарифмовал ее с Украиной, арестом крымского вице-премьера и далее по списку.


С учетом того что трагедия произошла «именно сейчас», кто-то уже зарифмовал ее с внутриполитической повесткой и экономическими событиями.


С учетом того что расстрел предполагаемый убийца совершил из легально приобретенного оружия, кто-то зарифмовал его с «желанием властей окончательно разоружить граждан».


С учетом того что все произошло в России, кто-то особенно упоротый уже вовсю рифмует трагедию с «атмосферой ненависти, установившейся в стране при этом режиме».


И так далее. Мировоззренческих сект навалом, и каждая из них будет благодарной аудиторией какой-нибудь версии.


Все эти альтернативные реальности, конечно, представляют собой чудовищное неуважение к жертвам этой совершенно реальной трагедии. Но «фестиваль скрываемых правд», как ни отвратительно, — неизбежный элемент любой современной массовой трагедии. Легко вспомнить, что совсем недавно паблики и YouTube-каналы наперегонки клепали «версии» об обстоятельствах и числе погибших в пожаре в «Зимней вишне». Сейчас они наперегонки соревнуются в клепке эксклюзивных версий о керченском расстреле. Те, кто до изобретения соцсетей выманивал деньги у пенсионерок, сегодня переквалифицировались в сенсационных интернет-разоблачителей, это безопаснее и местами доходнее. А по сути — то же мошенничество на доверии. Любая трагедия для них — это в первую очередь потенциальная выгода.













Между тем реальность, насколько о ней можно судить сейчас, довольно убога. В распоряжении журналистов и любопытствующих оказалась только давно покинутая учетка убийцы во «ВКонтакте». На основании ее, где последние записи сделаны, когда убийце было четырнадцать, кто-то уже начал проводить психоанализ, но мы так делать не будем. Характеристика от выживших знакомых преступника («был замкнутым, интересовался маньяками») в силу самой своей малословности уже говорит о многом.


Все юные массовые убийцы примерно одинаковы. Все они аутсайдеры, и их не замечают девушки. Все они не имеют — или имеют очень мало — друзей. У всех плохие либо «никакие» отношения с родителями. Все они не медалисты и не победители олимпиад. И все они адские эгоцентрики. И потому полагают, что мир — тот мир, который им столько всего рекламирует, — провинился перед ними, им всего рекламируемого не предоставив.


В общем, «массовый убийца» — это озверевший инфантил, имеющий ко всем вокруг огромные личные счеты, дорвавшийся до ствола или взрывчатки и всем накопившиеся счета предъявивший.


Искоренить этот психологический тип в принципе невозможно, это почти так же выполнимо, как построить общество, в котором все добровольно станут честными и трудолюбивыми. Нет механизма, который бы гарантировал общество от возникновения в нем обиженных и алчущих мести уродов.


А вот что возможно и должно делать — так это оснащать общество защитой от подобных типов.


Учебные заведения не зря являются главной ареной массовых убийств во всем мире, это связано с тем, что сами убийцы — подростки либо по возрасту, либо в душе. И в их тупых головах школа, техникум или университет — это и есть тот жестокий мир, с которым надо расправиться и которому следует мстить.


Поэтому на страже учебных заведений должны стоять настоящие охранники, а не вахтерши, какими бы они ни были героическими. В школах на входе должны быть рамки и человек с металлоискателем.


И поэтому перед тем, как выдавать 18-летним мальчишкам право на хранение ствола, их следует подвергать не формальной процедуре на уровне «сходи возьми справку», а полному выворачиванию наизнанку с грубым вторжением в личную жизнь.


Потому что тот, кто желает обладать оружием, способным уничтожить толпу людей, должен, обязан быть вывернут наизнанку и проверен на предмет признаков озлобленной асоциальности. И это тот самый случай, когда все сомнения должны трактоваться против соискателя. Потому что потом рассказывать про неприкосновенность личной жизни убийцы родителям убитых будет поздно.


В общем, выводы, которые должны сделать государство и общество уже сейчас, очевидны.


А следствие будет продолжаться.



 


Загрузка...


Загрузка...

IBFinance

Использование любых материалов, размещенных на сайте IB-Finance.com, разрешается при условии активной ссылки на сайт. Cсылка должна быть открыта для поисковых систем

Администрация сайта не несет ответственности за комментарии пользователей к информации, которая является интеллектуальной собственностью сайта. Часть новостей размещается пользователями самостоятельно и администрация сайта не имеет возможности проверить их достоверность.
Облако тегов